Народный театр
Главный герой ярмарки и его братья
(Краткое представление народного театра Петрушки)
           Прежде, чем начать разговор о народном театре любимого русским народом и, как его называли современники, главного героя ярмарки – Петрушки, скажу несколько слов о народном театре и его исторических корнях в целом.
 
Народным театром принято называть зрелище, создаваемое народом и для народа на основе устного творчества. Изначально народный театр появился в крестьянской среде как разного рода развернутые обрядовые действия - игрища, приуроченные к календарным и некоторым семейным праздникам, скоморошины и, так называемые, народные драмы, отражавшие бытовые и исторические события.  Позже народный театр вышел на площади в виде медвежьих комедий, вертепов, пещного театра, райков, театра теней, раусов, выступлений балконных зазывал и, конечно, театра Петрушки.
Лубок. "Фарнос - красный нос"
18 век
Несмотря на такое многообразие, все виды народного театра сохранили в себе его исходные черты, коренящиеся в глубокой древности:
 
- Спонтанность и импровизация. Игра ведется не по подробному сценарию, а спонтанно. По меткому выражению игрецов действа «Похороны Стромы», которое сохранилось до недавнего времени в селе Шутилово Нижегородской области, игра должна идти самотёком. Есть неизменный общий сюжетный ход, наполняющийся и развивающийся по ходу игры ее участниками в зависимости от обстоятельств, в которых играется действо, событий, которые происходят в мире деревни, отношений между участниками игры и персонажами, которые наряду с устоявшимся набором действующих лиц-масок, могут появиться неожиданно для других участников.
 
- Действенность. В народном театре действие является первостепенным по сравнению с речью. Сопереживание происходящему достигается намного быстрее, чем в светском театре с его мизансценами, паузами именно за счет действия. Народный театр отличается немногословием, но многодейственностью. Возможно, эта черта сохранилась со времен, когда язык еще только формировался, и общение между людьми происходило с помощью тел. Но это пока только предположение, которое требует своего изучения. По факту же, народные актеры действуют по принципу: увидел- сделал. И только потом - сказал.  Их действия просты – объятия, плач, поцелуи, потасовки, таскание друг друга за разные части тела, погони, пляски, умирание, возрождение. Действие словно лишено полутонов. Оно всегда яркое, даже преувеличенное.
 
- Особое звучание. Голоса персонажей могут быть высокими или низкими, хриплыми или визгливыми. Часто для получения определенного звучания актерами использовались дополнительные предметы – пищики, перышки, которые добавляли необходимый окрас голоса.
 
Язык простого народа. Язык народного театра – простой, меткий, острый, щедро снабженный шутками, остротами, подчас браными выражениями или выражениями, сохранившимися в языке народа как матерный, ранее связанный с  культом плодородия.
 
- Игра масок-личин, за которыми закреплено определенное поведение. Самый распространенный пример такого театра – это итальянская комедия дель арте – комедия масок. У всех народов мира, у русского, в том числе, в народных театрах маски-личины и есть основные персонажи представлений. Таков злой городовой, хитрый цыган, любвеобильная подруга героя. В центре игры находится обычно дурак или пара дураков – Петрушка, Фома да Ерема, Пашка да Ермошка, Пахомушка, которые попадают в нелепые истории, часто бывают биты, но с достоинством проходят свои испытания и побеждают, прежде всего, становясь народными любимцами.
 
- Потешность представлений. Народный театр смело можно назвать театром потехи.  По определению В.И. Даля, потехой или потешеньем называлась забава, утеха, занятие от скуки, безделья; а  так же увеселенье, зрелище Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4 тт. – М.: Русский язык, 1999. Т. II, С. 355. . Вызвать смех у зрителя – это то, на что направлено народное представление. Как помним, потешниками или потешальщиками называли скоморохов. Их ремесло и переняли, начиная с 17 века, со времени уничтожения скоморошества в России, их преемники – медведевожатые, площадные актеры, деды-зазывалы…
Лубок "Фарнос - Красный нос и жена его Пигасья". 18 век

Текст: "Брат целовальник, не ты ли Ермак, что носишь красный валеный колпак? Отдал бы я тебе поклон с хохлом. Знавал ли ты Фарноса, желаешь ли ты посмотреть красного моего носа. Жену мою Пигасью, видал ли ты? Вести такие про нас слыхал ли? Мы собою хотя не богаты, да имеем у себя носы горбаты, и хотя кажемся непригожи, да не носим на себе рогожи, а во хмелю бываем весьма угожи. Вчерась мы здесь у тебя пребывали и все гроши свои прогуляли, тогда были пьяны и к расходу денег неупрямы. Ныне с похмелья много мы имели воздыхати, да принуждены к тебе идти винца поискати, и ты нас похмельных не моги оставити, прикажи ендовку и пива поставити, а мы впредь готовы будем хоть деньгами платить или тебя жгутами молотить"
 
Все вышеперечисленные черты воплощены и в театре Петрушки – любимейшего народного героя, о котором в 19 веке писали:
«Вон… на краю поля белеется низенькая, невзрачная на вид палатка с развевающимся на крыше носовым платком вместо флага… Но почтенье, господа, к этой убогой палатке: в ней живет сам Петр Иванович Уксусов! (…) Посмотрите, пожалуйста, около его балаганчика всегда самая плотная и самая довольная толпа.(…)
Здесь это какая-то совсем особая нервно-возбужденная толпа, и на всех лицах, от детей до стариков, написано такое напряженно-любопытное ожидание, точно готовится невесть какое блистательное зрелище, - хотя всем отлично известно, что готовится появиться всего лишь маленькая кукольная фигурка с длинным носом и горбом на спине. И вот – о радость! – раздается пронзительно-гнусавый окрик и в боковой прорехе палатки, образующей нечто вроде открытой сцены, появляется ОН – главный герой ярмарки – Петрушка…»         цит. по: Некрылова А.Ф. Русские народные городские праздники,  увеселения и зрелища. Конец XVIII – начало ХХ века. – Ленинград: Искусство, 1988. – С. 77. 
 
 
Петрушка снискал в народе единодушную любовь. Почему? Не потому ли, что его образ был близок тем народным персонажам, которые для народа были близки и воспринимались как ценность своего мира. Петрушка занял место, которое в народной культуре числилось за тем, кто не боялся прослыть дураком, высказывая то, что у умного на уме, и в своих действиях проявляя то, что обычный человек должен был скрывать, - дурак, шут, последователь скоморохов-потешников. И представления Петрушки строились по законам скоморошьих потех, оказывая на зрителей воздействие, которое в народной культуре воспринималось как правильное.
 
Исследователи русского народного театра, жившие в 19-начале 20 века –  Владимир Николаевич Перетц («Кукольный театр на Руси», 1895г.), Орест Цехновицер («Театр Петрушки», 1927г.) оставили прекрасные очерки, посвященные истории возникновения театра Петрушки. Говоря об истории театра Петрушки, я считаю должным, прежде всего, ссылаться на их работы. 
 
Исторически театр Петрушки, как и кукольные театры других народов, зародились в доисторические времена, во времена общинно-родовых отношений с их служениями богам и божествам, происходившими вокруг их идолов-истуканов.  В странах  Древнего мира –  Египте и Греции куклы, изображающие богов, стали вводиться как центральные фигуры мистерий – всеобщего проживания мифов об этих богах. Известна воздымающая руки кукла Изиды для египетских мистерий в честь Изиды и Озириса, используемая в XVI веке до нашей эры. Мистерии представляли собой обширное зрелищное действие с музыкой, песнопениями и танцами. 
Жрецы, которые вели мистерии становились первыми актерами. Они были обряжены в особые наряды и маски. Отголоски нарядов и маски - личины перекочевали со временем в игрища ряженых, которые сохранились вплоть до конца прошлого века во многих, если не всех, народных культурах мира как обычай ряжения в дни основных празднований смены времен года (Святки,  Масленица, Пасха, Троица и Семик, Русалии, Осенины у русского народа и подобные праздники в культурах других народов) и перехода в новое общественное положение (свадьба).
 
В мистериях и родился кукольный герой – любимец народа – дурак, он же - плут, задира и драчун, имеющий неприглядную внешность (горб, горбатый нос, живот), острый язык, изъясняющийся на наречии простолюдинов, к тому же обязательно он – охотник до женского пола, проходящий различные испытания судьбы и отстаивающий себя и свою жену. 
Почему именно таковы черты основного героя, - тема для отдельного исследования. Но то, что вышеописанная характеристика относится ко всем кукольным братьям нашего Петрушки в течение более, чем трехсот лет, – засвидетельствовано самой историей.
 
Самым древним братом Петрушки является индийский Видушака – горбатый брахман, с безобразным лицом, высовывающимися зубами и желтыми глазами. Видушака хитер, груб, говорит на пракритском наречии – языке простолюдинов.  Несмотря на свою неприглядную внешность, он «возбуждает во всех веселость своим поведением, видом  своей глубоко-комической фигурки, платьем, речью и обжорством…
В Индии Видушака изображался глуповатым, но за этой глупостью таилась хитрость. Он — насмешник и грубиян, он драчлив и бьет всегда всех своей палкой. Он бывает сам бит и даже попадает в тюрьму, но он никогда не пропадает.»  Орест Цехновицер. История народного кукольного театра в Азии и Европе// театр Петрушки. – Госиздат, 1927г.) // http://nds.voxnet.ru/kukla/istoria_petruski/istoria_01.htm.
 
Палка или – в русском изложении - дубинка в руках петрушек разных народов – обязательный атрибут, с помощью которого восстанавливается справедливость в мире. По названию основного инструмента, появилось понятие палочного театра.
 
  Следующий в исторической последовательности брат Петрушки – из Персии. Зовут его Канкаль Пахляван. Он схож с  Видушакой. «Он шутник, урод, наделен пискливым голосом и обладает такой влюбчивостью и страстностью, что ради женщин, орудуя своей неизменной дубинкой, вступает в бой с самим дьяволом»  Там же. .
 
Китайский петрушка носит имя Кво. «Китайский лысый Кво так же высмеивает непопулярных министров и царедворцев, и его дубинка так же прогуливается по их спинам.
Мы, к сожалению, не имеем текстов этого театра, но по описанию очевидцев перед нами как бы целиком воссоздаются кукольные представления «петрушки». Вот отрывок, описывающий один из моментов этого представления: «Одну куклу Кво убил, и она свешивается своей остроконечной шапкой через край сцены. Сейчас он борется с чудовищем в виде большого бульдога»  Там же..
 
Карагёз – кукольный герой Турции. Имя его означает «черноглазый». Своими внешностью и языком он похож на цыгана. Исследователи отмечают его сходство с итальянским Пельчинеллой: «Оба одинаково высмеивают всех и всё, оба никогда не унывают и, имея одинаковое вооружение — палку, оба ею пробивают себе дорогу в жизни. И Карагёз и Пульчинелло заставляют дрожать полицию и власть имущих, и в заключение оба избегают виселицы, как бы близко от нее ни находились. Оба — страстные любители женщин, Дон-Жуаны, пользующиеся громадным успехом. Правда, в этом Карагёз, наделенный восточным темпераментом, перещеголял Пульчинелло, и недаром одним из его атрибутов в турецкой кукольной комедии был мощный фаллос, который иногда оканчивался бычачьей головой. Оба героя сходны даже внешне — у них одинаковый крючковатый, петушиный нос» Там же..
 
На русском Востоке, в Туркестане был свой Петрушка - Палван Качаль (лысый богатырь) с уже ставшей обычной внешностью и всеми его атрибутами, в том числе и женой. 
 
Самым известным из петрушкиного братства стал Пульчинелло, родившийся на подмостках кукольного театра Рима, во многом вобравшим в себя традиции древне-римской комедии «Ателлан», названной в честь города Ателло, чьи жители – простоватые и неуклюжие, были выведены как главные герои представлений на позор.
«Оба театра не имели записанного текста, оба зиждились на импровизации и оба были насыщены движением, палочными ударами и здоровым смехом. Кукольный театр Рима воспринял элементы комедии «Ателлан», и оба театра гармонично повлияли на создание, спустя много веков, представлений итальянских комедиантов и кукольного театра нового времени.
Центральной комической фигурой комедии «Ателлан» был Маккус — уродливый шутовской персонаж, как бы срисованный с индусского шута Видушака. Он был небольшого роста, его спину украшал горб, а живот от обжорства горбуна так вспух, что был похож на второй горб. Неправильной формы голова, уродливое лицо с длинным носом, похожим на клюв.
Функции его — функции шута: смешить публику жестами, криками и гримасами. Для изменения своего голоса, для лучшей имитации Маккус держал во рту особый пищик. За его пискливый голос, за длинный и крючковатый нос, за размахивание руками, наподобие крыльев, народ дал ему меткую кличку — Пульчинелло — петушок, которая впоследствии сохранилась за ним в кукольном театре большинства европейских стран: французский Полишинель, испанский Дон Кристобал Пулчинелла, английский Панч» Там же..
  Пульчинелло имел своих двойников в разных местностях Италии: Кассандрио, Стенторелло, Панталоне, Меопатакко«двугорбая фигура с дубиной, вытеснившая своих братьев и вскоре безраздельно завладевшая первыми ролями в кукольном театре» Перетц В. Н. Кукольный театр на Руси. Исторический очерк. Ежегодник императорских театров сезона 1894-1895 гг. – СПб, 1895. - С. 81.. Дебоширы-драчуны, хвастуны, лжецы, воры, которых разоблачают, бьют, сажают в тюрьму и даже вешают, их речь переполнена грубыми шутками и вольнословием.
  Успех этих героев был велик, и существовали  специальные одноименные представления, где Пульчинелла был единственным актером, представая перед публикой в различных масках.
 
   Далее я перечислю страны и имена петрушек с самыми краткими характеристиками, чтобы дать читателям представление о широте бытования кукольного героя:
- Испания и Португалия: Дон Кристобан Пулчинелла, дворянин- идальго, трусливый, но заносчивый борец;
- Франция: Полишинель, развязный, бойкий хвастун и острослов, он перенял все черты французского шута;
     - Бельгия: Вольтье;
     - Голландия: Ганс  Пиккельгеринг  (Иван-Копченая селедка); 
     - Англия: Панч с горбом и горбатым носом, изворотливый и изобретательный, баловень судьбы, любящий проповедовать с помощью своей дубинки;
  - Германия: Гансвурст или Касперле. «Он придурковат и прожорлив, и обжорство идет ему впрок. В общем он простоват, но не без лукавства, трусоват и в то же время сорвиголова. Он любит выпить, покушать, повеселиться и поухаживать за женщинами. Он не преклоняется ни перед какими авторитетами, не только государственными, но даже церковными. Он большой реалист-практик, ибо даже использует, эксплуатирует самого дьявола. Он материалист с ног до головы и материалист здоровый, стоящий па почве живой действительности»   Цитата Лессинга приводится по: Перетц В. Н. Кукольный театр на Руси, С. 81.. Гансвурст – плут. В представлении с Мефистофелем он задает черту плутовскую загадку, схожую с загадками, задаваемые Балдой в русских сказках – сделать палку б ез двух концов;
-  Австрия: Касперле. «Кукольные представления для Касперле (театра «петрушки») состоят из маленьких сценок, не имеющих одной завязки. В этих сценках мы встречаем хвастуна солдата, еврея, полицейского и, конечно, на первом месте, рядом с Касперле его сварливую жену. В заключение, как обычно, появляются черт и смерть. Касперле не медлит и сразу же прибегает к помощи своей дубинки и острого языка и путем этих веских аргументов быстро справляется с грозными пришельцами и торжествующе размахивает дубинкой. Но здесь неожиданно появляется злая теща. Касперле при виде этого последнего врага робеет и, при дружном смехе зрителей, обращается в бегство» Перетц В. Н. Кукольный театр на Руси, С. 81.;
- Чехия: Гашпарек. «Как только на сцене появляется последний, вся публика (детский спектакль) кричит: «Гашпарек! не ходи туда, там тебя убьет Райнога, этот разбойник выслеживает тебя». — «Вы думаете, что я боюсь этого негодяя? —отвечает Гашпарек, — у меня твердый череп. Я проучу его этой палкой»… Содержание чешских народных ярмарочных пьес напоминает нам общеевропейские кукольные представления»      Орест Цехновицер. История народного кукольного театра в Азии и Европе// театр Петрушки. – Госиздат, 1927г.) // http://nds.voxnet.ru/kukla/istoria_petruski/istoria_01.htm.
- Польша: Кашпарек и Копеняк- Забияка, драчуны, сыплющие анекдоты и шутки. « Вот постановка «петрушки» на ярмарке в Праге: на сцене появляются Кашпарек и еврей. Кашпарек дерется с евреем, убивает его и прячет в гроб. Выходит жена еврея для того, чтобы оплакивать мужа. Кашпарек убивает и ее и также прячет в гроб. Наконец появляется черт, который приносит виселицу и приказывает Кашпареку просунуть голову в петлю. Кашпарек не умеет, он просит черта научить его этому. Черт показывает и надевает себе петлю на шею, а Кашпарек затягивает петлю и бросает черта в тот же гроб»      Орест Цехновицер. История народного кукольного театра в Азии и Европе// театр Петрушки. – Госиздат, 1927г.) // http://nds.voxnet.ru/kukla/istoria_petruski/istoria_01.htm. 
 
 
  Что касается театра нашего Петрушки, то сведения о нем впервые были опубликованы в путевых записках  немецкого путешественника Адама Олеария в 17 веке. К описанию был приложен рисунок «Выступление скоморохов на Руси в 1960-е годы», где изображено наряду с игрецом на гуслях и вождением медведя, кукольное представление в окружении восхищенных зрителей.
«По весьма удачной догадке Д. А. Ровинского, описанная Олеарием комедия, есть ни что иное, как общеизвестный «Петрушка», дошедший до нас, прожив два столетия, почти не изменившись; он принял на себя черты русского скомороха, и в таком виде разошелся по всей России» Перетц В. Н. Кукольный театр на Руси, С. 81-82..
По мнению В. И. Перетца, Петрушка произошел от союза русского народного шутовства с чертами немецкого Ганса-Пикельгеринга. Прототипом Петрушки был  Полишинель – Пульчинелла, который является родоначальником всех европейских шутовских и «дурацких персон», как именовали их в России  в  XVIII веке Там же, С. 91..
«Дурацкие персоны» изображались на народных картинках – лубках, снабженные текстами скоморошин и потех. Эти тексты являлись записями сцен, разыгрываемых «дураками». Некоторые сцены вошли в Петрушкины представления.
 
Одним из самых известных дураков, изображенных на лубках, был Петруха Фарнос, разъезжающий на свинье, играющий на волынке и губке, имеющий красный нос и веселящий женщин. 
    Так же на лубках запечатлены Фома да Ерема, Вавило и Данило, Парамошка и Савоська, Прохор да Борис, Софронка и Хавронья, застигнутые художниками за их обычными дурацкими занятиями: спорами, потасовками, разоблачениями, похождениями, непристойными, с точки зрения культуры высшего света, действиями, а так же плясками и музицированием.
 
  Вот таков краткий очерк о братстве Петрушки.
В завершении хочется сказать о том, что сейчас народный театр, как и театр Петрушки, для нас, современников интернета и естественной науки, во многом остается загадкой, как все больше становится загадкой во многом сама народная культура. В России почти, а, может, и совсем,  не осталось мест, где бы можно было бы увидеть настоящее народное представление - невыхолощенное цензурой или культурными ценностями нового времени, настоящее и правдивое в проживании его участниками, чистое по своей сути, несмотря на обилие неприличных, опять же с точки зрения новой культуры, действий. Для того, чтобы понять этот «странный» любимый народом театр с его потасовками, плутовством,  нам стоит проделать большую работу в понимании его основы – в понимании народного мировоззрения, где человек и его душа оставались основной ценностью, ради которой дураки выставляли себя на позор, к чему они обращались, вызывая движение, которое проявлялось в смехе, пляске, игре.
 
_____________________
 
Источники:
 
1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4-х томах. – М.: Русский язык, 1999.
2.  Некрылова А.Ф. Русские народные городские праздники,  увеселения и зрелища. Конец XVIII – начало ХХ века. – Ленинград: Искусство, 1988.
3. Орест Цехновицер. История народного кукольного театра в Азии и Европе// театр Петрушки. – Госиздат, 1927г.) // http://nds.voxnet.ru/kukla/istoria_petruski/istoria_01.htm
4. Перетц В. Н. Кукольный театр на Руси. Исторический очерк. Ежегодник императорских театров сезона 1894-1895 гг. – СПб, 1895.
5. Ровинский Д. А. Русские народные картинки. – СПб: Тропа Торянова, 2002.
6. Скоморошины. – М.: Эксмо, 2007.
7. Фанминцын А. С. Скоморохи на Руси. – СПб: Алетейя, 1995.
 
 
© Музей-Заповедник народного быта