Отделение народной культуры
Конференция «Морфология обряда»
[ [
[ [
[ [ [ [ [ [ [ [
[ [ [ [
[ [ [ [
[ [ [ [ [ [ [ [ [ [ [ [
«Святочные игры» январь 2010
        4 января, перед Святочным семинаром в Заповеднике народной культуры проходила ежегодная научно-практическая Конференция «Морфология обряда».

Прошедшая конференция была посвящена нескольким темам:
 
Гостями были приглашены Наталья Григорьевна Мизонова, профессор Ивановской Текстильной Академии, и Анна Александровна Гайдамак, руководитель научного отдела Плёсского государственного Музея-Заповедника.
            Народный наряд
 
Зачин Конференции дал ректор Заповедника, Александр Александрович Шевцов (И.Скоморох). Для меня то, что я услышала в его выступлении, стало чем-то важным в понимании перетекания обряда и сказки, связи обряда и наряда.
Я попробую передать свое понимание того, о чем говорил Александр Александрович, упоминая работу В.Я. Проппа «Морфология сказки».
  Есть вопрос о том, что такое сказка и что такое обряд, как они перетекают друг в друга: Сказка переходит в обряд или сказка, которая есть миф, есть запись обряда, или обряд – это отыгрывание мифа, сказки. И что такое сказка как обряд?
Этот зачин дал возможность наблюдать за всем, о чем дальше говорилось и показывалось на Конференции, с вопросом: что за обряд сейчас происходит, или что за сказка сейчас раскрывается? Мне кажется, что сама Конференция в чем-то была похожа на сказку, где разные герои рассказывали о своих путешествиях, встречах, открытиях, показывались удивительные, возможно, волшебные вещи, происходили преображения, и было немного чуда  - святочных игр, которые показывал Скоморох.
Скоморох говорил о красоте, о том, что женщина стремится воплотить Красоту и ее одежда – это явный знак красоты. Именно за Красотой героиня отправляется в путь в сказке, в итоге которой она преображается и становится красавицей, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Или герой, однажды увидевший даже какую-то часть этой красоты – перышко, сияние – теряет покой и отправляется на поиск Красоты. В сказке он находит эту Красоту и женится на ней. 
            Как пишет Пропп, именно с этого места, когда герой видит красоту и загорается тоской по ней, начинается действие.
Я вспоминаю, что так на меня действует народная одежда – раз увидев ее – на фото в альбоме или воочию, во мне словно что-то начинает тосковать, словно вспоминая тот мир, откуда родом эти наряды.
Народная одежда, в отличие от современной, которая подчеркивает тело, обращает внимание на душу. Она, народная одежда, из тех времен или того мира, когда  и где Душа была важна. Одежда только подчеркивает Красоту в Душе. Красоту и сияние. Сияние – это причастность к божественности. Потому в народной одежде ,как и в одеждах церковных, в одеждах жрецов, так много сияния.
 
Еще Скоморох говорил о том, что наряд, как и обряд несут обережное значение.
Оберег – это понятие чисто русское. Ни у кого из других народов нет понятия «Оберег». 
И наряд, и обряд направлены на то, чтобы уберечь, оградить то, на что они надеты (на-ряд) или вокруг чего они происходят (об-ряд) и через них протекает связь времен.
 
«Порвалась связь времен» говорил Шекспир. Чтобы не порвалась связь времен, люди совершают обряды.
Скажу к этому, что во многих обрядах большое значение придается нарядам. Некоторые наряды, по наблюдениям ученых, надеваются однажды – или однажды в году, на определённый праздник, или однажды в жизни (свадебный наряд, погребальный).
 
«Наряд» и «обряд» содержат в своих названиях имя древней богини справедливости – «Рита». Именно к божественной справедливости обращаются прорицатели.
Прорицание Судьбы – это суть гаданий.  В гаданиях мы стремимся к божественности. Мудрость и красота – это то, что есть у богов и то, к чему мы стремимся. 
 
В завершении своего доклада Скоморох предложил понаблюдать за собой во время показа коллекции народной одежды Заповедника: не возникнет ли внутри «Ах!», когда увидим наряды из сундуков, привезенные из разных мест, некоторым их которых по 100 и более лет.
Скажу заранее – это «Ах!» было у многих участников.
 
 
Далее, после Скомороха, слово было предложено гостье Конференции, специалисту по народной одежде и одежде в целом, Наталье Григорьевне Мизоновой, чье выступление условно состояло из трех частей:
 
- о наряде Ивановской области;
- о главных понятиях народного костюма;
- как можно работать с народным костюмом – на примере показа моделей Вячеслава Зайцева.
Наталья Григорьевна показала несколько нарядов, привезенных ею из экспедиций по Ивановской области.
Ивановская область отличается от многих других тем, что исторически у нее не оказалось своего наряда. И те одежды, в которых ходили раньше на этой земле, вобрали в себя черты нарядов разных мест: северного, южного, ярославского, суздальского наряда…
К тому же, из-за того, что Иваново стало в начале Советских времен местом уничтожения своих же корней, сохранилось очень мало этнографических вещей и, особенно одежды.
Те вещи, что показывала Наталья Григорьевна, восхищали тем, как они сделаны – разумно, тонко, заботливо о том, кто в нем будет ходить. А сколько в этих вещах каких-то чудесных «мелочей» – швы, вставки из разных тканей и кружев, мелкие заложенные складки рукава или на спине рубах, у манжетов и горловины… Они почему-то манят и вызывают восхищение.
Наталья Григорьевна говорила о крое народной одежды, в которой женщины преображаются, становятся статными. Действительно так – все ,кто хоть раз надевали на себя настоящую народную одежду, первое, что замечают, что становятся статными.
Во второй части своего выступления Наталья Григорьевна поделилась своими сомнениями по поводу некоторых устоявшихся у исследователей народной одежды понятий – об оберегах, о способах вышивки, о «технологии» создания одежды.
Слушая Наталью Григорьевну, я ловила себя на мысли, что с чем-то я согласна, с чем-то – нет, над чем-то мне хочется подумать. Однозначно мне нравится, что на нашей Конференции можно высказать свою точку зрения без битв и требований безупречных доказательств, которые приняты в научной среде.
 
В завершении выступления Наталья Григорьевна показала несколькоминутный отрывок записи показа коллекции Вячеслава Зайцева. Мы увидели, какую одежду создает известный кутурье – на основе павловопосадских платков или в образе народной одежды.         Это красиво. И это – искусство.
 
Далее участники конференции представили Коллекцию народной одежды заповедника народного быта. А Наталью Григорьевну мы попросили дать свой отклик. Было приятно услышать ее отклик о том, что то, как мы обрядились в народную одежду, было сделано нами грамотно. Это – ценно.
Наш показ мы провели в образе Святочного обряда обхода домов ряжеными. Как описывает этнография, помимо ряженых смешных и страшных, обходы домов совершали ряженые «Красивые», «Баские» - те, кто надевал на себя красивые старинные наряды. Наверное, через эти обряды обхода домами баскими наряжонками не прерывалась связь времен...
Обычно «баских наряжонок» встречали игрой на балалайке, гармони и заставляли их плясать.
Наши «модели» - а ими были мы, обычные люди,  - под звучание балалайки выходили на помост и плясали, кружась и поворачиваясь со всех сторон.
 
Лучше один раз увидеть… Поэтому я представлю нашу коллекцию через фотографии:
Мы показали часть нашей коллекции, - по-моему, никто в зале не остался равнодушным. Мне даже казалось, что участники конференции не ожидали увидеть такое богатство. А это действительно богатство.
До сих пор я думаю о том, как можно было увидеть эти наряды, чтобы потом воплотить их образы. Я не представляю, как. Они точно попали в наш земной мир откуда-то Неотсюда… Оттуда, по чему тоскует герой или героиня сказки…
Женские и мужские наряды Курской области
Женские наряды юга России – Рязанской (по краям) и Воронежской областей
Наряды некрасовских казачек
Женский наряд Вологодской области
Девичьи и женские рубахи Полтавщины
Девичий наряд села Шутилово Нижегородской области
Наряд татарской женщины (из частного собрания Татьяны Демченко)
        Еще одна большая часть нашей Конференции была посвящена Святочным гаданиям и играм.

        Гостья Конференции, Анна Александровна Гайдамак,  специалист Плёсского музея-заповедника имеет большой опыт полевых сборов гаданий вообще, и, в частности, святочных. Она поделилась с нами, представив несколько разных гаданий, которые проводились на Святки.
        Перед Конференцией в «Сороке» я и Ирина Бобошина проводили подготовительный сим «Святочные гадания», в котором мы знакомились с разнообразием святочных гаданий. Участники сима писали вопросы Анне Александровне, с ответов на которые и началось ее выступление.
        Вопросы были разные. Приведу некоторые из них.
        ***
«Анна Александровна, с чем связано и какие корни у  поверья, что гадать кровным родственникам и людям старше себя нельзя?»
 
***
Гадания же – это осознанная встреча с Неведомым – поход в иной мир с вопросом. Насколько я знаю, при гадании снимались все обереги – нательные кресты, пояса, одежда с обережным узором, распускались волосы. Думаю, это делалось для того, чтобы не отпугнуть те силы, к которым идешь за ответом.
«Уважаемая Анна Александровна, а для чего снимались обереги и нательные кресты и распускались волосы перед гаданием. Почему считалось, что обереги могли отпугнуть тех, у кого вопрошали во время гаданий?»
 
***
«Уважаемая Анна Александровна,
Моя бабушка рассказывала мне, что  в качестве оберега при гаданиях с зеркалом, чтобы защититься от неизвестного или неведомого, что может появиться в зеркале, нужно воскликнуть: «Чур меня!» Оказывается, что о таком обереге при гаданиях знает еще одна наша участница Сима Святочные гадания. Насколько я поняла, судя по словарям, которые  я просмотрела в Интернете – Даля, Толковый русского языка, это оберег достаточно известный у этнографов.
Встречался ли Вам как исследователю гаданий такой оберег именно в сборах и исследованиях гаданий, при гаданиях с зеркалом в том числе? Если да, то есть ли какие-то сведения, почему он считался оберегом?»
 
***
«Уважаемая, Анна Александровна, недавно я прочитала, что в течение года, кроме Святочного периода гаданий, существовало еще несколько. Например, в весенне-летнем цикле обрядов Г. приходятся на Юрьев день, Пасху, Троицу, Иванов день.
У меня возник вопрос, есть ли подобные дни в осенний период и связаны ли эти даты (и зимой и летом и весной и осенью) с равноденствиями и солнцестояниями?»
 
***
«Анна Александровна, я слышала, что во время войны через гадания жены узнавали, что их мужья, на которых получали похоронку или пропавшие безвести, живы. Не встречали ли вы подобных рассказов от тех, у кого проводили сборы?»
 
***
«Анна Александровна, в народе считается, что гадание – это ремесло женское. Гадали ли мужчины?»
 
Анна Алексанровна отвечала на наши вопросы. Я не буду приводить сейчас ответы – в сборнике докладов Конференции вы сможете их прочитать.
Скажу, что через ответы Анны Александровны проявили мировоззрение ученых на гадания. Гадания для науки – это Нечто, что объяснить невозможно. И поэтому оно остается загадочным и к нему надо относиться с опаской, потому что гадания могут вызвать последствия, которые невозможно понять, а, значит, невозможно использовать.
Анна Александровна  рассказывала о том, что гадания бывают страшные и нестрашные. Страшные гадания – это гадания, которые не стоит проводить без знающего человека.  И привела свой пример неразумного гадания ,когда она поводила «страшное» гадание, которое сказалось ухудшением ее здоровья.
 
И гостья предложила показать несколько гаданий, распространенных в Ивановской, Ярославской, Костромской областях.
 
Первое гадание ,которое показывала Анна Александровна, меня удивило – это гадание с блюдцем, которое движется по листу бумаги, на котором написаны буквы и цифры.
Удивило меня – потому что я никогда не задумывалась, что это гадание – народное. Хотя, после Святок я поделилась своим удивлением со своими друзьями и Полина Когай - одна из участниц рассказала, что подобным образом  гадала ее бабушка в середине 20 века, в пермской деревне, и говорила ,что так гадали ее мама и, по-моему, бабушка.
Так что гадание с блюдцем, наверное, можно отнести к народным гаданиям, хотя так мы гадали в юности в городе. Выскажу предположение, что такие гадания стали заменой ворожбе – обращению к чужим духам, во времена прогресса, когда ученые открыли мир спиритизма и гипноза.
        Как происходит это гадание: двое гадающих кладут руки на блюдце, которое лежит в середине листа бумаги с буквами и цифрами. Они обращаются к чьему-нибудь духу (обычно – вспоминают великих деятелей литературы, искусства, политики) и задают волнующие их  вопросы.  Ответы духа они прочитывают, следя за блюдцем. Оно движется от одной буквы к другой. Из этих букв составляются слова. Эти слова и есть ответ.
Наше гадание происходило перед почти двумястами людьми, и я сомневалась, что у нас что-то получится. 
Особенно, когда девчонкам, которые вышли гадать, надо было вслух произнести вопрос. Мне захотелось их защитить – как можно вопрос, который тебя волнует на самом деле, задать при таком количестве людей. Небережно это. Выручила Ирина Бобошина, задав этнографический вопрос: «Каков будет нынче урожай?».
Хотя наш «дух» и не смог на него ответить, но на какие-то вопросы блюдце двигалось и, действительно, складывались слова.       

Анна Александровна предложила желающим пройти гадания - «слушанье на росстани» и «вглядывание в отражение в прорубь». Это гадания – на мой взгляд, одни из самых древних, где надо просто вглядываться и вслушиваться. Но к этому «просто» надо готовиться. Как – это показал Скоморох в своем выступлении в конце Конференции.
 
Желающие девчонки сходили  на росстань и к речке – глядели на полынью. Пришли, рассказали, что видели, получили объяснения Анны Александровны. Слушая объяснения, я задумалась – насколько определенно толкование знаков. Существует много толкователей гаданий и снов, где четко описано, если услышишь это – то оно – к тому-то.
Даже здесь проявляется наука. Она стремится к обобщить все знаки судьбы. А это возможно только тогда ,когда и людей, и их судьбу видишь чем-то одинаковым. Как это видение расходится с народным. Я вспомнила свою прабабушку, которая, даже когда пекла пирожки многочисленной ватаге детей и внуков, приезжавших к ней, она видела каждого и пирожки пекла – каждому. До сих пор помню, как она обходит стол, за которым мы сидим, с тазом пирожков и каждому кладет, приговаривая: «Этот – тебе, он зажаристый, а это тебе – ты любишь, чтобы корочка хрустела, а этот тебе – ты любишь недопеченый…» 
Следующим было гадание чашей с водой.
 
Одно -  для девчонок, у кого есть вопрос – «С кем свяжет Судьба».
Гадается так: к краям глубокой чашки с водой прикрепляются бумажки с мужскими именами. Затем в чашку опускается «кораблик» из грецкой скорлупы и зажженной маленькой восковой свечи в нем. Плавая по воде, он прибивается к какому-нибудь «берегу» - бумажке с именем, и та вспыхивает. Чье имя на бумажке – с тем судьба и свяжет.
 
Другое – на скорлупках  «Быть или не быть вместе»
 
В ту же чашку с водой надо опустить две скорлупки грецких орехов или яиц с зажженными восковыми свечками  и наблюдать – если они сомкнутся, будут рядом – судьба, а нет – не судьба.
Гадания с чашей с водой были известны очень давно. Предки видели, что вода в чаше – сродни зеркалу или проруби, венку,  - своеобразное окно в иной мир, куда мы заглядываем, выпытывая судьбу. Именно там, в другом мире есть ответы на наши настоящие вопросы.
 
Гадания с зеркалами было последним гаданием, которое представляла Анна Александровна. Это гадание описано многими писателями и поэтами, этнографами. Напротив друг друга ставятся зеркала – так ,чтобы можно было гадающему заглянуть в одно и увидеть зеркальный «коридор» ,уходящий в Неведомое. Из этого неведомого надо ждать ответ. Гадания с зеркалами обычно проводят девушки, желающие увидеть своего суженого. Существует много быличек о том,  как из зеркального коридора появлялся Некто или Нечто из иного мира.
Проводя сим, мы сделали небольшой сбор быличек, связанных с гаданиями, и в них были былички о появлении из Зазеркалья кого-то.
 
Разговор с Анной Александровной  о святочных гаданиях завершилась гаданием на пироге, в котором приняли участие все желающие. По-моему, все участники попытали судьбу, выбрав каждый себе кусок пирога со знаком Судьбы.
Наверняка, многие помнят, как иногда, готовя пельмени или пироги, хозяйки кладут в один пельмень или в пирог монетку, зубчик чеснока – на счастье. Ему достался такой «счастливый» пельмень или кусок пирога, считается – получил знак Судьбы, который сулит ему счастье, здоровье, богатство.
Наш пирог был большой и в него были положены зерно – знак плодородия и богатства, монетки – знак богатства, чеснок – на здоровье, изюмины – на семейное счастье и плодородие, колечко – на свадьбу.
        Этнографические отчеты об экспедициях за август-декабрь 2009 года, включая отчеты – хвастовство о представлении Заповедника и наших предприятий на больших фестивалях и выставках за последнее время.
       
Какой бы ни была тема нашей Конференции, неизменной ее частью остается Отчет о полевой работе наших этнографов за последнее время. Так как наши отчеты происходят на празднике и в кругу друзей, мы называем эту часть «Хвастовство». Как мы помним по былинам, хвастовство происходило во время княжеских пиров. Это своего рода обрядовое действо, на котором герои похвалялись своими подвигами и заявлялись на новые.
        Полевая работа – всегда подвиг. Тем более, у любителей, которые по своей воле меняют спокойное времяпрепровождение и едут, иногда по бездорожью, в незнакомые места, в глубинки, преодолевая большие расстояния и тяготы быта, чтобы встретиться с Настоящей народной культурой и принести весть о том, что еще живо и можно сохранить.

        Перед хвастовством «свежими» полевыми сборами мы устроили хвастовство дружин, представляющих Заповедник и троерусские предприятия на больших фестивалях и выставках: на Международном фестивале этнофутуризма «Камва» в Перми в августе, на Сибирском Фольклорном Фестивале в Новосибирске в ноябре и декабрьской выставке «Золотые руки мастеров»  во Всероссийском Выставочном Центре в Москве.
        К хвастовству участников на стенах учебного зала, где проводилась наша Конференция, были развернуты фотовыставки представлений.
Дружины выходили перед всеми участниками хвастались победами, делились своими уроками.
За последние полгода мы проявились в большом мире – через фестивали и выставки. Во многих городах люди стали знать о Заповеднике, о наших предприятиях, о наших делах. Нас стали приглашать в качестве почетных участников, представляющих народную культуру. В России скоро почти не останется тех, кто будет жить по-русски, и мы устраиваем воистину заповедный мир – островок русской культуры.
Спасибо всем, кто в своих городах несет весть о живой русской культуре.
Сейчас, окидывая наше Хвастовство, подумала, что неслучайно мы хвастались тем, что успели собрать у стариков, и тем, чем мы сейчас живем. И это – одна жизнь. И мне кажется, что впредь, на Конференции не стоит ограничивать Хвастовство только  отчетами об этносборах – ведь наши дела – это продолжение наших сборов, возрождение тех знаний и умений, что мы привозим от стариков.
Наши этнографы хвастались своими «свежими» сборами, которые провели в ноябре и декабре. Это сборы двух свадебных обрядов: обряда Курской области (руководитель – Михнюк Ася) и сибирской свадьбы (руководители – Ирина Бобошина и Ташланова Наталья).
Обе дружины проводили сборы, играя настоящие свадьбы и обучаясь обрядам у стариков. Все участники сборов рассказывали об этих удивительных обрядах, показывая слайды («Курская» экспедиция) и фильм  («Сибирская» экспедиция. Режиссер – Наталья Ташланова).
        Через рассказы ребят и фото и фильм мир свадеб проливался в зал. Меня захватывали образы, которые были представлены: свадебные поезда – в повозках, с настоящими лошадями с лентами; обряды первого дня – выкуп невесты, места около нее; переход в дом жениха…
            Я пытаюсь писать об увиденных обрядах отдельно и не получается – мир народной свадьбы тоже оказался единым. Может, немного разные песни, немного разные наряды и какие-то отличия в обрядовых действиях, но по существу это один обряд, кусочки которого нам казали наши этнографы. Собрав эти кусочки, мне кажется, можно увидеть Суть народной свадьбы.
      Участники «сибирской» свадебной экспедиции
Светлана Пигарева, руководитель Отделения народной культуры
По итогам конференции издан сборник докладов
"Морфология обряда. Святочные игры и святочные гадания"
(DVD-диск в приложении)

Иваново: Издательское товарищество «Роща Академии», 2010, 216 с, Мягкий переплет, ISBN 978-5-902599-36-4

© Заповедник народного быта
pismo@zapovednik.ws