Отделение русских боевых искусств
Рукопашь
[ [ [ [ [ [ [
[ [
Русский Штыковой бой
 
Два века тому назад Лермонтов написал бессмертные строки:
 
Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой…
 
Под рукопашным боем во время Бородинского сражения понимался не столько бой кулаками, сколько штыковой бой. Впрочем, это понятие гораздо шире, потому что сюда входили и удары прикладом ружья, и все, что могло помочь выжить в схватке. Лишь в мирное время рукопашь понималась как бой без оружия. Во время войны рукопашью было все, что можно сделать, когда больше нечем стрелять.О том, как сражались в рукопашную наши предки в древности, мы знаем из былин. И поединки и схватки между войсками начинались с длинномерного оружия, с копий. Затем в дело шли палицы и мечи или сабли, а когда все оружие было изломано, бойцы переходили к рукопаши. Вот отрывок из былины про Илью и его сына Сокольничка:
Разъехалися на копья востры:
У них копья в руках погибалися,
На черенья копья рассыпалися;
Разъехалися на палицы боевые:
У них палицы в руках погибалися;
По маковкам палицы отломилися;
Разъехалися на сабли востры:
У них сабли в руках погибалися,
Повыщербили на латы кольчужныя,
Скоро они соходили со добрых коней,
Захватилися они во ухваточку,
Стали они боротися, ломатися.
Отмахнулась у Ильи ручка правая,
Подвернулась ножка левая,
Упадал Илья на сыру землю.
Садился Сокольничек на белы груди,
Вынимал ножище-кинжалище…
Так сражалась княжеская дружина, так же сражались и ополченцы, разве что у них был другой набор оружия. Были и воины-добровольцы из числа городского населения, вои. Крестьяне и горожане ежегодно бились во время различных праздников, вроде Масленицы, в стеношных боях и на поединках. Но, кроме того, в тяжелые времена Руси чуть не ежегодно устраивались военные сборы, во время которых всех желающих обучали биться в пешем строю. Дружинники же учились биться и оконно, то есть на конях. Но это особая, так сказать, профессиональная подготовка, которую я сейчас не рассматриваю. Моя задача – рассказать о рукопашном бое.
Рукопашный бой в значении штыкового берет свои истоки в бое копейном. Копье гораздо проще меча или сабли. Обучить копейному бою можно за считанные дни, в то время как мечу надо посвятить всю жизнь. Поэтому ополченцы вооружались копьями. Да и регулярная армия в старину, в первую очередь, была армией копейщиков.
В каждой стране были свои приемы копейного боя. Естественно, они вырастали из тех движений, которые были наиболее привычны человеку, а это значит, что происхождение копейных приемов трудовое. Однако в Европе довольно рано начинается разработка приемов фехтования как на мечах, так и на кинжалах и на копьях. Фехтовальное искусство, как мы его знаем сейчас, довольно искусственное построение. И хоть европейские копейщики и славились своим искусством, благодаря обучению, все же все средние века наши войска успешно противостояли им. Значит, подготовка русских копейщиков была ничуть не хуже!
И в Ливонскую (1558-1583 годы) и в Шведскую войну (1590-1593) наши стрельцы, вооруженные пищалью, саблей и бердышем, отражали первоклассную пехоту шведов, поляков, немцев и венгров, славившихся как лучшие копейщики и фехтовальщики. Били и турок, причем, удерживая турецких сабельщиков именно копьями и штыками.Алексей Толстой в «Петре первом» описывает русских штыковой бой:«Видел только широкие спины преображенцев, работающих штыками, как вилами – по-мужицки…
В большинстве случаев одетые в мундиры русские мужики действовали фузеей как рогатиной или вилами».
Именно таким был русский штыковой бой, который к концу восемнадцатого века считался сильнейшим в мире.Для человека непосвященного упоминание простой, мужицкой работы штыком как вилами или рогатиной может казаться смешным. Как может русский крестьянин противостоять лучшим бойцам Европы, которых учили мастера с мировым именем? Да, запросто! Привычная работа вилами позволяла русскому крестьянину не утомляться, даже если он машет штыком целый день. Сила в этих движениях была такая, что и не снилась европейцу, поскольку каждое движение вил должно было переносить тяжелую охапку сена или еще более тяжелый комок навоза. Кто пробовал, тот знает.Работа же с рогатиной – это охотничье искусство. Русский мужик бывало и с одним засапожником ходил на медведя, а уж с рогатиной это было делом удали и молодечества. Но любой охотник знает, что медведь ленивый и медленный увалень только в мультфильмах. В жизни это очень быстрый и коварный зверь, на бегу догоняющий лося и способный в прыжке пролететь несколько метров.Русский штыковой бой имел великолепное основание, к которому оставалось лишь добавить приемы против двуногих хищников.Приемы эти начали разрабатываться еще Петром. В «Учреждении к бою» 1708 года Петр писал: «…первой шеренге никогда не стрелять без нужды, но, примкнув багинеты, то есть штыки, ружье держать. Тако ж в оной через человека пикинерам быть и оных владению пики обучать; трем же шеренгам, переменяючись, стрелять с плеча…»
Пики при этом втыкали в землю, а в случае, если вражеская кавалерия прорывала наш строй, вступали в дело штыки. Если же после стрельбы всадники оказывались слишком близко, первая шеренга, стрелявшая с колена, подымалась и все войско бросалось в штыковую контратаку.После Петра прорыв в рукопашной подготовке сделал Суворов. Его «Наука побеждать» учила:«Пуля обмишулится, а штык не обмишулится. Пуля – дура, а штык – молодец! Коли один раз! Бросай басурмана со штыка! – мертв на штыке, царапает саблей шею. Сабля на шею – отскакни шаг, ударь опять! Коли другого, коли третьего! Богатырь заколет полдюжины, а я видел и больше. Береги пулю в дуле! Трое наскочат – первого заколи, второго застрели, третьему штыком карачун».Именно так и били наши чудо-богатыри турецких янычар.Перед итальянским походом 1799 года Суворов написал, как бить австрийцев, которые были слабыми бойцами на штыках:«…а когда противник подойдет на тридцать шагов, то стоящая армия сама двигается вперед и встречает атакующую армию штыками. Штыки держат плоско, правою рукой, а колоть с помощью левой. При случае не мешает и прикладом в грудь или по голове.…в расстоянии ста шагов командовать: марш-марш! По этой команде люди хватают ружья левой рукой и бегом бросаются на неприятеля в штыки с криком «виват»! Неприятеля надобно колоть в живот, а если который штыком не приколот, то прикладом его».
Грудь противника была прикрыта толстыми ремнями крест на крест, поэтому кололи в незащищенное место, в живот.Но копье было оружием не только пехоты, где оно превратилось с появлением огнестрельного оружия в штык. Тонкие и длинные копья конников стали называться на европейский манер пиками. Ими были вооружены почти все виды русских кавалеристов, хотя более всего пики известны в казачьих частях.Как работать пикой, расписано в Уставе казачьей службы.Мастера владения этим оружием встречались поразительные. Пика в опытных руках не только колола, но и рубила, а то и ставила на дыбы вражеского коня, заставляя сбросить наездника.
Русский штыковой бой признавался лучшим в Европе до Второй мировой войны. Первенство русских признавали и изобретатели штыка французы. При этом никаких учебников штыкового боя у нас не было до середины девятнадцатого века. Искусство боя передавалось по прямой передаче опытными бойцами. Очевидно, таких было много.Лучшим учебником считается «Руководство фехтования на штыках», написанное в 1905 году русским офицером Александром Люгарром, осмыслившим опыт боев в русско-японской войне. Люгарр разделил фехтование на штыках на десять основных ударов и защит. Кроме боя пехотинцев описывает он и как сражаться со всадником. Вероятно, и до нашего времени это лучшее пособие по штыковому бою, хотя называет оно приемы штыкового боя на французский манер.
Впрочем, французская школа фехтования была правящей в России до шестидесятых годов прошлого века, когда фехтование на штыках было запрещено, и этот вид спорта ушел из нашей жизни по требованию Международного олимпийского комитета. Это было условием принятия Советского Союза в число участников олимпийского движения.Вероятно, европейские демократы таким образом пытались ослабить боевую мощь России. Что, безусловно, и удалось сделать, поскольку штыковой бой и по сей день может быть важнейшей частью боевой схватки. А значит, владение им спасет не одного русского парня, оказавшегося в непосредственной близости от противника.Потерять этот вид боевого искусства было бы непростительной ошибкой, которая слишком дорого обойдется нашей армии и народу.
А.А. Шевцов
Ректор Заповедника народного быта
© Музей-Заповедник народного быта